Медицинский диетологический центр здоровья и вкусной диеты

Совсем не сказочные крайности

Кто на свете всех милее, всех румяней и белее?

Бедная злая мачеха из сказки о Белоснежке! В ее время психоаналитиков еще не было, а то бы ей сказали, что нечего на зеркало пенять, коли  комплекс отличницы обострился. В настоящее время это комплекс грозит не массовыми отравлениями Белоснежек чернобыльскими  яблоками, а развитием психического заболевания – дисморфофобии. Судите сами: мы живем в непростое время. У нас очень много возможностей, много и условий для их осуществления. На обложках глянцевых журналов, кино- и телеэкранах мы видим образ успешной современной женщины. Она умна, талантлива, имеет свой стиль и обязательно стройная и красивая. Такой образ  в женском сознании закладывается еще в детском возрасте (вспомните хотя бы куклу Барби!).



Таким образом, красота начинает восприниматься как  обязательный атрибут успешности. Особенно сильна эта установка у подростков и молодых женщин с комплексом отличницы. Они во всем должны быть лучшими. И если что-то в жизни не получается (а у них всегда что-то не так ввиду завышенных требований к себе), то они начинают искать причину своих неудач. Благо долго искать не приходиться – недостатки во внешности есть у всех, даже у признанных красавиц. Остается только сравнить себя с очередной cover-girl и осознать свою «ущербность». Неважно, что над созданием образа «девушки с обложки» работает целая когорта стилистов, парикмахеров, визажистов и  фотографов, а к церемонии вручения Оскара звезды готовятся тщательнее, чем спортсмены к Олимпийским играм. Во всем надо быть лучшей. Так рождается ненависть к своей внешности, по научному дисморфофобия. От стремления хорошо выглядеть ее отличает субъективный характер переживаний. Кажущиеся недостатки во внешности зачастую бывают мнимыми, а причиной «зацикливания» может стать брошенное кем-то нелестное слово или насмешливый взгляд. Очень часто такие люди становятся клиентами пластических хирургов, причем постоянными. Либо они и после операции недовольны результатом, либо с легкостью находят новый недостаток, требующий серьезной коррекции.

Ни-че-го-я-не-хо-чу!

Для состояния принцессы из «Бременских музыкантов» в медицине тоже есть свое название – нервная анорексия. В ее случае она вызвана переживаниями по поводу этих самых музыкантов, а в наше время она чаще вызывается другой причиной. Если отвращение к самой себе вызывает полнота, действительная или кажущаяся, то к дисморфофобии могут присоединиться анорексия и булимия. Анорексия — это отказ от еды, сопровождаемый самобичеванием по поводу каждого съеденного кусочка и вызовом рвоты для избавления от такой ненавистной пищи. В западной прессе тема анорексии так популярна, что ее приписывают практически всем звездам, — прямо профессиональная болезнь получается. Насчет всех неизвестно, но официальные подтверждения в свое время были получены от Джерри Холливел, внезапно превратившейся из девушки с довольно пышными формами в наглядное пособие по анатомии. Даже изобретательница аэробики Джейн Фонда заявила, что долгие годы страдала от анорексии.

Анорексия отнюдь не безобидное заболевание. В результате уменьшается работоспособность, ухудшается сон, выпадают волосы (а на поздних стадиях и зубы), нарушается нормальное функционирование желудочно-кишечного тракта, наступают эндокринные расстройства: дисфункция яичников, аменорея (прекращение месячных). Если содержание жира в организме падает ниже 12 процентов, то прекращается выработка гормонов эстрогенов, так как для их синтеза нужны жиры. Резкое снижение массы тела приводит к прекращению месячных, и далеко не всегда после набора веса цикл удается восстановить. По статистике от 3 до 15 процентов больных анорексией погибают от истощения.

Всего-всего, и побольше!

А вот Винни-Пуху поставить диагноз  не получиться. Он, хоть и любил очень вкусно пообедать, ел побольше все же в гостях, по праздникам, не скрывая своего отменного аппетита. Хороший аппетит тоже может перерасти в заболевание – булимию. Булимия — это приступы неконтролируемого обжорства и, как следствие, частые набеги на холодильник. Они могут быть от «горя» — осознания своей полноты и ощущения безысходности, либо же сопровождать анорексию в виде срывов и последующих за ними еще более жестких истязаний. В отличие от Винни-Пуха, страдающие булимией предаются чревоугодию наедине, пока никто не видит, так как после очередного опустошения всех съестных запасов испытывают мучительные угрызения совести. Чаще всего они избавляются от съеденного, вызывая рвоту. Со временем необходимость в этом отпадает – после любого съеденного кусочка начинает выворачивать наизнанку. Булимия также не чужда знаменитостям – худышка Кейт Мосс  одно время даже нанимала специального «диетического полицейского», тщательно контролировавшего, что и когда она ест и не подпускавшего ее к еде в неурочное время.

Не делайте из еды культа!

Во времена сказочных героев не было не только психоаналитиков, но и таблиц калорийности и пищевой ценности, а то бы непременно появился персонаж, чахнущий не над златом, а над этими самыми таблицами.

На фоне анорексии и булимии орторексия – одержимость правильным питанием – выглядит довольно-таки безобидно. Ну что может быть плохого в тщательном анализе своего рациона и контроле над питанием? И как отличить заботу о своем здоровье от мании правильного питания? Во-первых, страдающий орторексией никогда не позволит себе съесть что-нибудь очень вкусное, но не совсем полезное даже по праздникам. Во-вторых, мысли о том, что и когда он будет есть и насколько эта еда будет сбалансированной занимают его не менее 3-х часов в день. В-третьих, на людей, питающихся неправильно (с его точки зрения), он смотрит с  нескрываемой неприязнью и презрением. Конечно, от орторексии не развиваются эндокринные расстройства и не выпадают волосы, но большие потери все же грозят. Круг интересов замыкается на подсчете калорий и питательной ценности, что, безусловно, в значительной степени затруднит общение с людьми. Кроме того, не стоит забывать, что вкусная еда – это одно из немногих доступных удовольствий и всю жизнь себе в нем отказывать – просто глупо.

 
Доктор Айболит

При запущенных случаях дисморфофобии со всеми вытекающими из нее последствиями беседы с подругой вряд ли помогут. Необходима помощь психотерапевта, который сможет определить истинную причину возникновения болезни и научить адекватно воспринимать саму себя. Дисморфофобия – отнюдь не безобидное расстройство, в особо тяжелых случаях для лечения могут назначить антидепрессанты, транквилизаторы и даже нейролептики – препараты, применяемые для лечения шизофрении и маниакально-депрессивного психоза и подавляющие глубокие невротические и психотические процессы в мозге.

Для лечения анорексии, кроме психотерапевта, понадобиться помощь эндокринолога и гастроэнтеролога-диетолога. Их главной задачей будет научить организм снова нормально воспринимать пищу. Эффективность работы врачей зависит от многих факторов: сроков болезни, возраста пациентки и поддержки близких. Срок выздоровления может затянуться на годы. В большинстве случаев это заболевание требует госпитализации. Заграницей существуют специальные реабилитационные центры для аноректиков.

Сложности с лечением дисморфофобии и сопутствующих ей расстройств связаны с тем, что больные, как правило, не признают себя таковыми. Суровые ограничения в питании они называют «здоровым образом жизни». Поэтому внимательно присмотритесь к себе: если вы тщательно подсчитываете энергетическую ценность продуктов, испытываете к себе отвращение, съев что-нибудь хоть на калорию превышающее вашу норму, а пропустив даже одну тренировку в спортзале переживаете муки совести, то это не дисциплина, это – фанатизм.

Подготовлено специалистом медицинского диетологического центра «DietCenter»

Задать вопрос менеджеру
Введите свое имя и номер телефона и
мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
Задать вопрос менеджеру
Введите свое имя и номер телефона и
мы свяжемся с Вами в ближайшее время!